Выставка «1989. Конец истории или начало будущего?» в Кунстхалле

Выставка «1989. Конец истории или начало будущего? Замечания к смене эпох» в Кунстхалле закрывает серию юбилейных мероприятий, посвященных падению Берлинской стены.

Из маркетинговых исследований известно, что возраст среднестатистического посетителя Музейного квартала составляет 32 года, и большинство из них пережило события двадцатилетней давности ещё детьми. Состав же участников выставки, как будто сформирован по книжкам издательства Tasсhen. Одно имя известнее другого — Барбара Крюгер, Илья и Эмилия Кабаковы, Софи Каль, Эрик Булатов, Маурицио Кателан, Марина Абрамович, Виталий Комар и Александр Меламид и т.д. — всего 35 художников.

Но это не только «звезды» или «легенды» искусства последних десятилетий, это ещё и люди, пережившие исторические события 1989-го в зрелом возрасте, и для всех них «железный занавес» — часть мироощущения, если не биографии. Поэтому кураторы Геральд Матт и Катрин Хаг решили подстраховаться и пригласили команду специалистов под руководством историка Оливера Раткольба составить идеологически нейтральные справки по прошедшим событиям. Ведь без представления о том, что такое несуществующие ныне СССР и Штази, кто такие были Горбачев и Рейган, можно не то что не прочувствовать пафос выставки, а просто многое не понять. И хоть выставка получилась очень зрелищной, историко-политические справки в серо-голубых тонах не зря заранее настраивают зрителя на долгую работу по осваиванию выставочного материала.

Эта подготовка пригодится уже в самом начале, ведь первое что встречает зрителей в экспозиции — это инсталляция Кабаковых «Большой Архив» (1993). Зайдя лабиринт из столов которого придется довольно долго читать муторные инструкции по предоставление сведений о зарплате, здоровье, жилищных условиях, поездках, знакомствах и т.д.. Не у всех хватает терпения пройти до конца этого путаного коридора, отстраненно исследуя глубину бюрократического абсурда. Многие, не выдержав давящего рефрена «отдел… справка… внимание..сообщите… контроль.. сведения» дезертируют и пытаются выбраться из инсталляцию через вход, плывя против течения в потоке зрителей. Далеко не всегда им это удаётся.

«Воссозданием атмосферы» занимаются на выставке не только Кабаковы. Так британские художницы Джейн и Луиса Уилсон провели съемки в заброшенном здании секретной службы ГДР. Их видеоинсталляция «Stasi City» (1997) погружает зрителя в мрачную атмосферу, где его со всех сторон окружают пугающие пустые коридоры, качающиеся лампы, движущиеся лифты. А бельгийская художница и режиссер Шанталь Аккерман, торопившаяся в 1996 в Москву чтобы снять, пока не поздно, исчезающую натуру, теперь неторопливо и отстраненно раскладывает перед зрителем постсоветскую повседневность. Двадцать четыре телевизора стоят в несколько рядов, на каждом экране бесконечно повторяется один из отрезков ушедшего обыденного. Камера медленно скользит по застывшим в очередях людям, наблюдает за сидящей за обедом семьей, фиксирует покупателей у сигаретного киоска. Никакой критики, лишь молчаливое наблюдение, погружающее зрителя в состояние замороженного ожидания. Советско-коммунистическая реальность, её насильственная составляющая — главный объект исследований и рефлексий. Поэтому тут есть и биографические артефакты, например «Top Secret» Недко Солакова. Симпатичный ящичек со свидетельствами о сотрудничестве молодого художника со спецслужбами, которое и по сей день вызывает самую противоречивую реакцию. Есть и попытки вернуться в прошлое и перепроверить, так ли все было, как сохранилось в памяти. Так художница Анна Ермолаева, вынужденная бежать из СССР в 1989 , находит женщину, на неделю приютившую её в своем доме в Кракове. Фильм Ермолаевой «Александра Высоковска. 20 лет спустя» — это переплетение воспоминаний, попытка восстановить цепь событий, слов, чувств.

На выставке много жестов, документаций перформансов. Полячка Ева Партум, раздевшись и густо напомадив гуды целует каждую букву в названии запрещенного в восьмидесятых движения «Солидарность». Она делает это с такой искренней любовью, которую возможна только в отношении партии свободы, и которую сегодня ни с одной ни с другой стороны исчезнувшей Берлинской стены. Прямо напротив — документация другого перформанса. Китаец Сонг Донг дышит на морозе сначала на мостовую площади Тяньаньмынь, а потом на лед в городском пруду. Камни на площади покрываются ледяной коркой, тогда как природа и не замечает усилия человека. В этом же ряду и работа Ханса Хааке «Живопись маслом. Посвящается Марселю Бродарсу». Портрет Рональда Регана надменно смотрит из золотой рамы на толпу. В 1982 эта работа проехала вслед за Рейганом по всем европейским столицам, сейчас же сам автор называет её «примером из истории». Глядя, как друг за другом группы экскурсантов останавливаются именно у таких «исторических» объектов, нельзя с ним не согласиться.

Хотя подавляющая масса работ на выставке приводит к мысли, что Европа не отмечает, а именно празднует юбилей падения «железного занавеса», все же какие-то шпильки в сторону победившего капитализма рассованы по экспозиции.

Это к примеру видеоинсталляция «Двеннадцать» Барбары Крюгер — типичные представители западного общества общаются на типичные же темы. Искусствоведы обсуждают проблемы аутентичности, подростки — у кого машина круче. Содержание разговоров различается, а мысли говорящих, бегущие лентой по краю экрана, часто совпадают, и самая частая из них «Да пошел ты..» Отлитого в золоте «Папу, убитого метеоритом» Маурицио Кателана также трудно отнести к критике коммунизма. Автор метит в институт церкви, чьи непростые отношения с коммунизмом на протяжении многих лет выявляли их системное родство, и чье влияние на формирование мировоззрений и сегодня нельзя недооценивать. Никаких высказываний, реально бросающих вызов отношению к недавней истории, которое установилось на Западе, на выставке нет.

Критика научной эксплуатация труда «по Тейлору» есть (Харитон Пушвагнер «Soft City»), как есть и осуждение демонстративного потребления (проект Мартина Парра «Ярмарка миллионеров»). А мексиканский художник Педро Рейс даже грозит адептам капитализма пальчиком — в его кукольном фильме «Baby Marx» идеологи и лидеры Октябрьской революции оживают, стоит лишь разогреть томик «Капитала» в микроволновке. И пусть в название выставки знаменитое утверждение Фрэнсиса Фукиямы о конце истории стоит под вопросом, сомнений здесь в том, что двадцать лет назад добро победило зло — нет. Чему, в общем, можно радоваться, ведь хотя бы на одной стороне когда-то разделенного мира должна быть последовательность оценок и мировоззренческая стабильность. Вопрос в том, надолго ли.


Адрес: Museumsplatz 1, 1070 Wien
Выставка проходит до 7 февраля 2010, ежедневно с 10:00 до 18:00, по четвергам до 21:00
Страница выставки на сайте КУНСТХАЛЛЕ

Впервые опубликовано в журнале «ДИ», 2-2010, стр. 140-141



Вам также может быть интересно: